Сегодня: Пятница 01 июля 2022 года

Наши Новости
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Катарский кризис: резкая поляризация и углубление раскола
Конфликты
Автор статьи: DipComment
Время публикации: Пятница 23 июня 2017 || 11:09
Напоминаем, что все возможные сценарии развития катарского кризиса сохраняются с разной долей вероятности, кроме военного сценария, который если и не исключен полностью, но становится все менее вероятным.
Тому, что Катару не грозит военное вторжение, способствует четыре ключевых фактора и два дополнительных:
Первый фактор: сплоченность катарского общества вокруг действующей власти и понимание причин, по которым правительство страны отказывается выполнять требования Саудовской Аравии и ОАЭ, на фоне антивоенных общественных настроений во всех странах Залива. Эта тема взволновала участников социальных сетей в арабских странах Залива, что побудило Генерального прокурора Абу-Даби ввести уголовную ответственность для тех, кто каким-либо образом высказывает сочувствие Катару.
Адель ибн Ахмед аль-Джубейр - главное действующее лицо в саудовской дипломатии

Второй фактор: раскол в американском истеблишменте. Большинство стран Арабского залива подключены к системам американского военного ведомства (средства военной связи, спутниковым военным системам и другим), не говоря уже о присутствии военной базы США в самом Катаре и проведение недавно совместных военных учений;
Третий фактор: ни ОАЭ, ни Саудовская Аравия не ожидали такой быстрой реакции со стороны Турции и Ирана, выразивших готовность направить свои войска на защиту крохотного эмирата. Турецкий парламент одобрил отправку своих военных в соответствии с соглашением о совместной защите, в котором любое посягательство на Катар рассматривается, как посягательство на Турцию;
Четвертый фактор: отсутствие консенсуса в Совете Сотрудничества государств Арабского залива по кризисной ситуации. Кувейт и Оман заняли позицию, противоречащую позиции Саудовской Аравии и ОАЭ, и это послужило причиной того, что Генеральный секретариат ССГАЗ до сих пор не выступил с заявлением в поддержку Саудовской Аравии, или напротив, в поддержку Катара.
Пятый фактор: позиция европейских стран, особенно Германии и Франции, критически относящихся к военной операции против Катара.

Не смотря на все дипломатические усилия со стороны Саудовской Аравии и ОАЭ в отношении друзей и союзников с целью изоляции Катара, им так и не удалось добиться существенных результатов в этом плане. Даже в кругу самих стран Арабского залива, расширенных за счет Иордании и Марокко, результаты не были на том уровне, которого бы хотели добиться в Абу-Даби. Это связанно с тем, что причины для подобных действий не являются убедительными.

Результаты кризиса и его последствия
Известно, что у каждого государства есть свои национальные интересы, распространяющиеся и на территории, в географическом отношении расположенные близ его границ. Жизненно важное пространство обозначено в доктрине национальной безопасности государства, которое может оказывать отрицательное или положительное влияние на интересы государства.
Кризис продемонстрировал, что в зоне жизненно важных интересов США идет агрессивное противоборство. Персидский залив входит в одну зону жизненно важных для США интересов, что и такие регионы, как район Южной Кореи и Японии.
И если даже эмират Катар является основным американским партнером в реализации американской политики, расположен в сердце зоны американских интересов, а на его территории находится американская военная база, все это не поможет ему. Одна только прихоть американского президента Трампа способна привести к тому, что Катар с его народом, с его суверенитетом и собственной географией может стать воспоминанием из прошлого.
Вместо того, чтобы быть объектом американской защиты, он может стать объектом для нападения. Такие трещины в понятии «зона жизненно важных интересов» приведут к появлению новых решений. Можно предположить, что часть западной системы и других проамериканских сторон начнут задумываться над укреплением собственной безопасности, которая будет создаваться за пределами теории зоны жизненно важных интересов США. Начнут укрепляться связи регионального характера, как в случае с Катаром, будут создаваться региональные проекты (даже такие, которые противоречат американскому проекту, или не совместимы с ним). И это касается многих регионов повышенной напряженности (Южно-Китайское море, Тайвань, Южная Корея, Япония, Европа, а также Кувейт и Султанат Оман). Стоит и задуматься над этим некоторым восточноевропейским правительствам, ставшим вассалами Вашингтона в континентальной Европе, что защита «наших западных партнеров» - это миф.

Арабский залив после кризиса
Согласно официальным заявлениям, прозвучавшим на сегодняшний день, мотивы кризиса отношений с Катаром, задекларированные ОАЭ и Саудовской Аравией, можно резюмировать следующими пунктами: свобода, в том числе свобода СМИ (телеканал Аль-Джезира, отношения с братьями-мусульманами, поддержка ХАМАС и отношения с Ираном). При ближайшем рассмотрении, обнаруживается, что все эти спорные вопросы, являются суверенными вопросами Катара и элементом различия во внешней политике этих государств. Даже в рамках деятельности ССГАЗ по многим вопросам никогда не существовало единого взгляда, как и в рамках деятельности ЛАГ и других международных организаций.
Вторым после Катара государством Арабского залива, которое рассматривается как очередная цель кризиса и под теми же предлогами со стороны Саудовской Аравии и ОАЭ, является государство Кувейт, в котором братья-мусульмане являются неотделимой частью общества и даже правящей династии. Его отношения с ХАМАС не являются плохими или напряженными. Третьим после Катара и Кувейта государством, которое находится на повестке дня Абу-Даби, является султанат Оман, который всегда ведет самостоятельную игру, независимую от ССГАЗ. В качестве посредника между администрацией США и Ираном Оман сыграл важную роль, что привело, в конечном счете, к подписанию иранского ядерного соглашения. Свои решения руководство Омана не координирует с решениями Саудовской Аравии и ССГАЗ.
По этим причинам и из-за боязни перед туманным будущим Кувейт будет искать новых союзников на региональном уровне, которые по своей внешней направленности будут близки к Катару.
Султанат Оман также, не колеблясь, начнет укреплять свою безопасность с помощью Ирана или любой другой региональной силы, занимающей крепкие позиции в регионе.

Такие игроки, как Турция, Иран, а может быть и Пакистан и Россия окажутся подключенными к процессу обеспечения безопасности арабских стран Залива, которые превратятся в политических и стратегических партнеров, проводящих разновекторную политику, а значит перестанут быть суверенными в контексте американской гегемонии.

Негативные последствия кризиса
Вскоре мы будем наблюдать за распадом системы ССГАЗ, которая продолжала работать вплоть до начала последнего кризиса и была одним из наиболее успешных региональных интеграционных проектов. Поэтому, ее распад будет иметь отрицательные последствия для всех ее субъектов, и в первую очередь, для основного и цементирующего государства (локомотива) ССГАЗ – Саудовской Аравии, которая понесет наибольшие потери, как в плане безопасности, так и в торгово-экономическом отношении.
Для укрепления своей безопасности арабские государства Залива будут искать себе других партнеров, что позволит другим субъектам мировой (и региональной) политики войти и закрепится в этом пространстве (Турция, Иран, Пакистан, Россия).

Продолжение напряжения между Катаром и Саудовской Аравии у ее восточных границ, где компактно проживает шиитское меньшинство, может привести к обострению межконфессиональных противоречий внутри самого королевства и негативно отразится на его внутренней безопасности и стабильности.
Кризис негативно отразится на ходе военной операции в Йемене, потому что успешнее остальных в этой военной операции действуют катарские подразделения. С другой стороны, у Катарского руководства нет враждебных отношений с йеменской Партией реформ, связанной с братьями-мусульманами, и находящейся под прицелом Абу-Даби и изолированной со стороны Саудовской Аравии.
Нынешний кризис заставит руководство Катара задуматься о создании собственных мощностей в сфере пищевой промышленности, в результате чего королевство понесет большие экономические и торговые убытки, которыми нельзя будет пренебречь, особенно на фоне падения цен на нефть.
Обвинение в терроризме, которое Абу-Даби использовало, как оружие против Катара, уговорив Саудовскую Аравию подключиться, является смертельным оружием. Как королевству удастся увернуться от этого оружия, если оно будет использовано против него? Ведь доказательств причастности саудовского королевства к терроризму существует великое множество. Мы помним, как в свое время был использован такой же санкционный принцип в отношении кризиса в Ливии, касавшегося трагедии «Локерби», и как этот же принцип был использован американцами против Саудовской Аравии во время кризиса 11 сентября.
Попытка Саудовской Аравии вмешиваться и участвовать во многих процессах и кризисах, тех, что напрямую затрагивают ее национальную безопасность, или при подстрекательстве со стороны ОАЭ, или по сдерживанию иранского влияния, или связанное с реорганизацией внутри самой страны в связи с предстоящим переходом власти в руки нового поколения, превратили действия королевства в пустую трату денег и сил.
Прямо или косвенно Саудовская Аравия участвует в кризисе в Йемене, в Бахрейне, в Ливии, в Сирии, имеет открытые границы с Ираком, ведет деятельность против Ирана, братьев-мусульман, против Аль-Каиды и ДАИШ…

Ко всем этим кризисам теперь добавился еще один, прямо у ее восточных границ, что неизбежно приведет к потере концентрации усилий и внимания на других фронтах, и еще больше снизит вероятность успешного завершения любого из кризисов. Исходя из этого, можно предположить, что скоро она отойдет от участия в других кризисах, которые ранее считала для себя важными. Так мы видим, как она ушла из Ливана, оставив его на откуп Ирану, и освободившись для вмешательства в египетский вопрос. Еще раньше она ушла из Ирака, опять же оставив его Ирану, хотя до этого была активным участником экономической блокады баасистского Ирака, а затем и свержения режима Хуссейна.
Ожидается, что вскоре Саудовская Аравия уйдет от участия в таких вопросах, как сирийский кризис, продолжение участия в котором грозит королевству огромными рисками, грозящими поставить точку на его роли и влиянии на территории этого региона.
Предполагается, что Саудовская Аравия уступит свою роль в ливийском вопросе ОАЭ в то время, как ситуация на ливийской арене еще больше обострится в результате действий египетской армии, финансируемой ОАЭ.
Абу-Даби пойдет на прямую конфронтацию с Турцией и Катаром в сирийском конфликте, в Ираке и в курдском вопросе, куда Абу-Даби вмешивается «в пику» Турции, хотя такое вмешательство грозит опасными последствиями для всего региона, дезинтеграцией на конфессиональной основе, которой не удастся избежать большинству арабских стран и не только арабских.
Такая дисперсия усилий и потенциала Саудовской Аравии и вмешательство в дела Персидского залива нетрадиционных субъектов, неизбежно повлияет на развитие кризисной ситуации в Бахрейне. Усилится эскалация кризиса, поскольку в демографическом отношении в Бахрейне преобладает шиитское население, активизируются народные выступления, которые ранее странам ССГАЗ удалось сдержать и подавить.

Если случится так, что королем Саудовской Аравии станет не Мухаммед Бин Наиф, это приведет к отдалению от Мухаммеда Бин Заеда и расколу коалиции между Саудовской Аравией и ОАЭ. В этом случае Саудовская Аравия в одиночку продолжит войну в Йемене, так как Абу-даби выйдет оттуда, останется наедине с иранской угрозой, которой она вряд ли сможет противостоять одна. Поэтому мы ожидаем, что король Сальман таки отодвинет Мухаммеда бен Наифа от трона в пользу своего сына Мухаммеда (именно это и случилось).

Арабский Магриб в глазу тайфуна
За исключением Мавритании, официальная позиция остальных государств арабского Магриба заняли нейтральную позицию. Но раскол в единой позиции стран Магриба может привести к непредсказуемым последствиям. В одном из номеров ливанской газеты «Аль-Ахбар» приводится некий документ, полученный тунисским информационным сайтом «Эхо», озаглавленный «Предполагаемая стратегия ОАЭ в отношении Туниса». В этом документе пишется о том, что Абу-Даби следует предпринять, чтобы подорвать роль Алжира в Тунисе, изолировать Алжир, посеять там хаос, заставив бороться за сохранение стабильности внутри страны. С другой стороны содержатся рекомендации о том, как противостоять Катару, чтобы уменьшить его связи с некоторыми представителями политического истеблишмента в Тунисе. Это говорит о том, что Абу-Даби не собирается считаться с общей позицией стран Магриба. И если Абу-Даби настолько раздражено нейтральной позицией Марокко, что на одном из телеканалов демонстрирует карту Западной Сахары в качестве отдельного составляющего компонента арабского Магриба, то каковой же может быть их позиция в отношении Алжира?
Несмотря на обширную агентурную сеть ОАЭ в регионе, Алжир не по зубам Абу-даби в силу ментальных и военно-политических причин (мы об этом напишем отдельно)

Связанные новости с этой страной (ОАЭ)

>> Министр ОАЭ: так мы поступим с Катаром после истечения срока ультиматума

>> Катарский кризис: резкая поляризация и углубление раскола

>> Инструменты влияния в распоряжении ОАЭ на ситуацию в арабском мире

>> Займет ли Дубай место Лондона в качестве деловой и финансовой столицы?

>> ОАЭ одобряют политику Трампа в отношении братьев-мусульман

>> Эмираты пригрозили вывести свои войска из Адена

>> ОАЭ могут оказаться в сетях братьев-мусульман из-за Йемена

>> Константин Грищенко провел нужные переговоры со своим коллегой в ОАЭ

Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература