Пятница 22 октября 2021

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Руслан Бортник: «Мы понимаем, что живем в глобальном мире, мы не можем строить у себя Северную Корею»
Украина
Экспертиза
Автор статьи: Аурагх Рамдан
Время публикации: Четверг 10 июня 2021 || 18:45
Мне выпала честь побывать на очень интересном мероприятии в стиле семинаров, которые проводил в свое время Нобелевский лауреат Ландау по теоретическому минимуму по физике: спикеры были по-своему лаконичными и остроумными, ведь на дворе уже другое время и циркулируют другие ценности.
Действительно, эксперты, участвовавшие в этом мероприятии, касались судьбоносного для украинского государства вопроса – Донбасса. Модератором этой конференции выступал известный в украинских экспертных кругах философ и политолог Андрей Ермолаев, который блистательно охарактеризовал обсуждаемую тему, о чем и пойдет речь в дальнейших наших публикациях.
Здесь мы остановимся на выступлении директора украинского института политики Руслана Бортника. Вот, как он смотрит на эту проблематику:
«По моему мнению, наша страна изначально спроектирована как мини-Советский Союз или мини-империя, она мультиязычная, мультикультурная, мультирегиональная и мультиисторическая территория с несколькими политическими традициями. Конечно же, в такой стране всегда были, есть и будут шероховатости и рубцы — в гуманитарном, политическом, экономическом полях.

В этой части мы всегда будем очень чувствительны к любым внешним влияниям, к любым кризисам политического и геополитического характера. То, что у нас произошло на Донбассе, оно было неизбежно, учитывая развитие событий, учитывая то, что часть украинского политикума попытались построить моногосударство, государство этнического характера, а не гражданского. Те рубцы и шрамы, которые исторически были заложены, начали превращаться в трещины. К сожалению, сегодня они превратились в линии разграничения или полноценные границы.



Если раньше мы с коллегами говорили, что конфликт на Донбассе имеет исключительно политическую подоплеку, то сегодня все с большей мерой ответственности мы можем говорить, что этот конфликт обрастает этническими, религиозными и другими факторами. Украина 2014 года — это компромиссное образование между теми, кто стремился присоединить его к НАТО и теми, кто стремился к союзу с Россией. Это государство, в котором несколько официальных языков, точнее, один государственный и несколько региональных, где много религий и несколько конкурирующих политических групп. Нынешняя Украина и Донбасс очень далеко отошли от точки 2014 года, сегодня это абсолютно разные политические образования, между которыми отличий сегодня больше, чем их было в 1918 году.

Сегодня это политические образования, которые имеют по одному государственному языку. Напомню, что в ДНР с прошлого года перестали изучать украинский язык в школах, это образования, которые фактически имеют одну государственную религию, или религию, которая активно поддерживается государством. Это два образования, которые четко развернулись соответственно одно на Запад, а другое на Восток – это территории, которые становятся все более моноэтничными, монокулдьтурными и если с этой точки говорить о каких-то перспективах интеграции, то по большому счету эти образования не могут быть объединены.

В нынешнем своем состоянии нынешняя Украина и нынешний Донбасс невозможно объединить, точнее объединение возможно только военным путем. Но такой сценарий невозможен по разным причинам. Для того, чтобы реально и объективно говорить об объединении Украины и ОРДЛО, прежде всего, мы говорим о возвращении людей, а я с коллегами за это время описал десятки разных технологий, тогда мы должны говорить о перезагрузке и нашей государственности, а также о полной перезагрузке той модели управления, социальных отношений, которые сложились в ОРДЛО. Без переобустройства страны, возможно с новой конституцией, новыми гражданскими началами, усовершенствованными демократическими стандартами и верховенством права, эта интеграция невозможна.

Более того, думаю, что сегодня это прекрасно понимают и внутри власти. Так в последнее время мы часто слышим о раковых опухолях, о планах БЦД и других вариантах отказа от Донбасса. И хотя никто из политиков не решится открыто заявить об отказе от Донбасса, но на деле общественное мнение подталкивают к бесперспективности мирного урегулирования по Донбассу. Как только общественное мнение примет это мнение — давление на власть в этой части ограничится и это, как мне кажется, и есть целью нынешних украинских политиков. Пока что общественное мнение, которое требует мира, давит и Петра Порошенко, и Владимира Зеленского, требуя от них хоть каких-то шагов. Как только удастся убедить общество, что перспективы нет, то и шагов тоже не будет.

Обе части Украины сегодня играют роль плацдармов в геополитических играх, и если Донбасс – это плацдарм России, который не позволяет Украине евроинтегрироваться, стать членом ЕС и НАТО, не позволяет Украине стать частью западной экономической системы, ведь то, что происходит вокруг “Северного потока – 2” или “Шелкового пути” — это исключение Украины из глобальных экономических систем. А Украина играет роль плацдарма Запада против России. Помните твит Британского министерства обороны о том, что мы на заднем дворе России? Это то, как на Западе нас воспринимают.

Конечно, подобная ситуация не в наших интересах и одним из ключевых элементов восстановления территориальной целостности Украины будет конкуренция за наш национальный суверенитет. Мы понимаем, что живем в глобальном мире, мы не можем строить у нас Северную Корею, мы обязаны со всеми поддерживать нормальные, здоровые отношения, нас очень привлекает западная модель политического управления, но без способности принимать самостоятельные ключевые политические решения мы не сможем никогда завершить этот конфликт, потому что нас будут использовать в качестве плацдарма оба враждующих конкурирующих блока.

Самое худшее в нынешней ситуации то, что удалось расколоть общество на ватников и соросят, на пророссийских и вышиватников. Недавно я разговаривал с крупным менеджером большой теневой структуры прозападной настроенности, который не скрывает, что это их ключевая технология управления. Мы должны говорить об этом, что в нашем обществе нет ни ватников, ни соросят, у нас есть люди, которые выступают с проукраинских позиций с точки зрения национального интереса, и тех, кто по тем или иным причинам хотят жить в других странах, но временно живут на нашей территории.

Пока мы расколоты, пока не ведется диалог между разными частями Украины, до тех пор нами очень легко манипулировать. Пока мы не интегрируем тех людей, которые внутри Украины находятся во внутренней оппозиции, не ходят голосовать, считают власть чужой и враждебной им, до тех пор мы не сможем приступить к реинтеграции Донбасса.



Почему нам нельзя отказываться от Донбасса и Крыма? Нам нельзя отказываться от Донбасса и Крыма ни в коем случае, потому что Украина — это сложный сплав разного рода культурных, исторических, гуманитарных ориентаций и исторических и политических традиций. Если мы будем отказываться от каких-то территорий, то непонятно где потом пройдут границы, нас могут нарезать на политические слайсы (слои) очень долго, болезненно, кроваво и бесконечно. Мы в любом случае должны выступать за восстановление территориальной целостности с Крымом и Донбассом, иначе нашей страны не будет. Но такой подход требует смелости».

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература